[userpic]

Теория фразеологии

metanymous в Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Лингвистические модели, выпуск 3

Лингвистические модели
  7. SWISH 2 metanymous
  6. «Оруэлловские» модели 18 metanymous
  4. Журавль сначала садится на поле, а потом на нём стоит. 7 metanymous
  3. Теория фразеологии 7 metanymous
  2. Управление диалогом чатбота 35 metanymous
  2. Могущество глагола 16 metanymous
Лингвистические модели
  2. Управление диалогом чатбота metanymous
Темы MetaPractice (13.04.18) - 234 темы
  Темы MetaPractice (13.04.18) - 234 темы metanymous
Темы MetaPractice (10.11.17) - 231 темы
  Темы MetaPractice (10.11.17) - 231 темы metanymous
Лингвистические модели
  4. Журавль сначала садится на поле, а потом на нём стоит. metanymous
http://metapractice.livejournal.com/429106.html
Лингвист Анатолий Баранов о типах фразеологизмов, задачах фразеографии и ментальном лексиконе человека
http://postnauka.ru/video/45958?utm_source=%D0%9F%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%9D%D0%B0%D1%83%D0%BA%D0%B0&utm_campaign=81c9dce5cc-_17_20154_17_2015&utm_medium=email&utm_term=0_11bdb48d45-81c9dce5cc-72646709
Почему фразеологизмы относятся и к лексике, и к грамматике? Чем идиомы отличаются от коллокаций? В чем состоит основная трудность при создании фразеологического словаря? На эти и другие вопросы отвечает доктор филологических наук Анатолий Баранов.
Фразеология — это одна из стандартных дисциплин, которая обычно изучается в курсе лексикографии русского языка. Но, конечно, это более широкая дисциплина, которая требует отдельного изучения. Фразеология интересна для отечественной науки тем, что это действительно то, что возникло именно на российской почве, а точнее, на советской почве. Иногда говорят, что Россия — это «родина слонов», но оказывается, что в случае фразеологии это действительно так.
Фразеология впервые возникла как отдельная научная дисциплина в СССР в начале 60-х годов XX века. Основателем этой дисциплины, и не без оснований, считается Виктор Владимирович Виноградов. У него было несколько работ, в которых он обосновал в явном виде понятие фразеологизма, дал первую классификацию фразеологизмов и на долгие годы вперед определил основные направления исследования фразеологии. После этого аналогичные дисциплины появились в Европе, в частности в Германии, где влияние советской фразеологии было очень сильно.
В последующем аналогичные дисциплины возникли во Франции, отчасти в Италии. Единственное направление лингвистической мысли, которое более-менее сопротивляется фразеологии, — это англосаксонская лингвистика. Есть, конечно, английский термин phraseology, но используется крайне редко, и в основном в англосаксонской традиции исследуются коллокации — это один из типов фразеологизмов, слабоидиоматичные фразеологизмы.
Фразеология — это промежуточная область между лексикой и грамматикой. Как известно, язык вообще — это соединение лексики и грамматики. Мы используем лексику, какой-то ментальный лексикон, который присутствует в сознании человека, который представлен в виде словарей, потому что именно словари описывают лексикон. С другой стороны, есть правила использования слов, которые есть у нас в ментальном лексиконе, для того чтобы в речи получались правильные высказывания, чтобы мы друг друга понимали. Именно это обеспечивает грамматика. Поэтому грубо можно сказать, что язык — это лексикон плюс грамматика.
Все единицы более-менее распределены по этим двум сферам, но фразеологизмы оказываются в промежутке. С одной стороны, фразеологизмы — это принадлежность лексикона. Потому что какие-нибудь выражения типа «бежать сломя голову», «цыплят по осени считают», «бить баклуши», «поезд ушел» и тому подобные воспроизводятся каждый раз в речи как единые единицы, то есть они хранятся, скорее всего, в сознании человека в сфере лексикона. Но в то же время это не отдельные слова, это словосочетания. То есть по многим своим свойствам эти формы должны изучаться в сфере грамматики, в синтаксисе. И поэтому оказывается, что это сфера динамичная и сфера пограничная между грамматикой и лексикой.
Это важно при исследовании фразеологии, потому что мы обнаруживаем в фразеологизмах разные особенности синтаксического характера. У слова нет внутреннего синтаксиса. Есть, конечно, морфемы, которые соединяются друг с другом, но все-таки синтаксиса у слова нет. А у фразеологизма синтаксис есть, потому что это априори словосочетание.

К фразеологизмам относят сочетания слов, в которых есть какая-то нерегулярность значения и которые воспроизводятся в речи как единая единица.

Собственно говоря, три компонента, которые выделяют фразеологизм среди свободных словосочетаний и отличают фразеологизм от обычных слов русского языка и других языков.
Получается, что это пограничная сфера. Она очень и очень динамична, потому что фразеологизмы очень быстро меняются. Но некоторые остаются практически навсегда. Скажем, выражение «сойти с ума» — это, конечно, фразеологизм, и он фиксирован, и его аналога нет, потому что какие-нибудь выражения типа «рехнуться», «подвинуться» — они все скорее жаргонные, а в литературной норме это именно «сойти с ума».
В зависимости от степени нестандарта, степени спаянности слов, которые входят в фразеологизм, выделяют различные типы фразеологизмов. Во-первых, это идиомы. Это центральная часть фразеологической системы. Это высокоидиоматизированные выражения, которые априори образуются по нерегулярным правилам. К числу таких форм относятся как раз «бежать сломя голову», «работать засучив рукава» и так далее.
Кроме того, есть и другие типы фразеологизмов, в которых слова менее идиоматичные, то есть более регулярные, чем в идиомах, которые являются центром фразеологической системы. К ним относятся, например, коллокации — слова, в которых одно слово употреблено в прямом значении, а второе слово переосмыслено, в отличие от идиом, где первое, второе, третье слово переосмыслено — в фразеологизме может быть и больше двух слов. Например, «поставить вопрос»: слово «вопрос» употреблено в прямом значении, а «поставить» — в несколько переосмысленном, потому что выбор именно этого глагола идиоматичен, нестандартен.
Например, «принять решение»: «решение» — это прямое значение, а «принять» — это глагол, который использован идиоматично. И это видно по другим языкам, потому что в других языках для этого используется другой глагол. Скажем, по-немецки говорят eine Entscheidung treffen, то есть «встретить решение», или eine Entscheidung ergreifen, то есть «схватить решение», а по-английски to make a decision, то есть «сделать решение». В разных языках выбираются разные глаголы. В этом проявляется идиоматичность и словарность этой формы. Мы должны все коллокации запоминать.
Есть не только глагольные коллокации, но и именные. Например, «зерно истины», и здесь слово «истина» употреблено в прямом значении, а «зерно» — в переносном. Коллокаций в языке очень много, огромное количество, и они описаны много хуже, чем идиомы.
К числу фразеологизмов относятся и другие типы, которые даже не изучаются фразеологами, — такой парадокс. Например, пословицы и поговорки — это, безусловно, часть фразеологической системы, но при этом они изучаются в отдельной науке, которая называется паремиология. И ученые, которые исследуют пословицы, не являются фразеологами, они себя не считают фразеологами, хотя, безусловно, все считают, что пословицы — это часть фразеологической системы. Это парадокс, очень характерный для науки. Например, лингвистика — это часть семиотики, но специалисты по семиотике не относят себя к лингвистам, а лингвисты не относят себя к специалистам в области семиотики. Это связано, конечно, с историей развития науки.
Фразеография — это дисциплина внутри фразеологии, которая занимается созданием фразеологических словарей. Создать фразеологический словарь очень трудно, потому что, в отличие от обычной лексики, которую можно легко набрать, достаточно представительный состав лексики можно набрать на весьма ограниченном объеме текста — скажем, на миллионе словоупотреблений можно набрать весь активный словарь языка, — для фразеологизмов это в полной мере не выполняется. Это сделать очень трудно, потому что кроме фразеологизмов типа «сойти с ума», которые свойственны всем говорящим, есть специфические фразеологизмы, которые используются только отдельными людьми.

Исследования показывают, что разные люди фразеологичны в разной степени.

Некоторые очень активно используют фразеологизмы, а некоторые их чураются, редко используют, хотя при этом они могут быть очень хорошими, стилистически образованными демиургами языка. Например, Улицкая — прекрасный автор с очень хорошей стилистикой, но при этом она весьма редко использует фразеологизмы, в отличие, например, от Искандера, или братьев Стругацких, или Пелевина, который использует фразеологизмы очень широко.
Найти все фразеологизмы, которые актуальны для данного состояния языка, очень трудно, потому что надо исследовать огромное количество текстов. Одна из базовых проблем создания фразеологического словаря — это сбор словника. Сейчас есть достаточно полные словари, которые действительно представляют русский язык, фразеологию русского языка. Это словарь-тезаурус русской фразеологии, одним из редакторов которого был я и который создавался в Институте русского языка Академии наук. Это словарь Лубенской. Он, правда, русско-английский, но он очень большой, очень полный по словнику, и туда вошли современные фразеологизмы.
Возвращаясь к проблемам фразеологии, которые еще не решены, в первую очередь нужно отметить проблемы, связанные с исследованием коллокаций. Идиомы — это центральная часть фразеологической системы, но если идиом в русском языке около 6–7 тысяч, то коллокаций порядка 100–120 тысяч. Огромный массив лексики, который очень плохо описан, который трудно описывать и который пока плохо представлен в имеющихся словарях. Между тем знание коллокаций абсолютно необходимо для носителей языка и для тех, кто изучает русский язык, потому что надо знать соответствующие формы, что нужно «ставить вопрос», а не «кидать вопрос», например. Это очень существенная проблема.
Есть ряд проблем научного характера. В частности, до сих пор не ясно, как все-таки хранятся фразеологизмы в ментальном лексиконе человека. Есть разные психолингвистические эксперименты, некоторые показывают, что действительно хранятся как отдельные слова, а некоторые показывают, что нет, порождаются каждый раз в речевой деятельности человека. И тогда это ставит под сомнение выделение класса фразеологизмов как такового для научного исследования. Нужно искать какие-то еще параметры, признаки, которые выделяют этот класс, потому что признак, что хранится как отдельная лексическая единица, пока что является одним из самых важных при выделении фразеологизмов.
Еще одна сфера, плохо пока изученная, — это сфера фразеологии в отношении синтаксиса. Разные фразеологизмы по-разному ведут себя при синтаксических преобразованиях. Некоторые, например, свободно пропускают отрицания, а некоторые нет. Скажем, выражение «не бери в голову» без отрицания вообще не используется: нельзя сказать «возьми в голову» или «я возьму в голову», обычно говорят «не бери в голову». А какие-то формы типа «бежать сломя голову» — вполне можно сказать «не беги сломя голову». Это абсолютно нормальное пропускание отрицания.
Эта область живая, очень интересная, заниматься ею, конечно, очень приятно и весьма перспективно.
Анатолий Баранов
доктор филологических наук, заведующий отделом экспериментальной лексикографии Института русского языка им. Виноградова РАН

7 комментариев

сначала старые сначала новые