Полное совпадение, включая падежи, без учёта регистра

Искать в:

Можно использовать скобки, & («и»), | («или») и ! («не»). Например, Моделирование & !Гриндер

Где искать
Журналы

Если галочки не стоят — только metapractice

Автор
Показаны записи 1401 - 1410 из 54808
Александр Любимов - "В системах обучения, вроде Универсариум или Сoursera, студенты прекрасно общаются между собой, проверяют работы и т.д."
«Прекрасное общение» и взаимопроверка работ могут не являться искомым «сотрудничеством».
- Да, иногда возникают такие отношения в группе: сходятся в одной группе люди, готовые к взаимному обучению, - и возникает не групповое, а коллективное обучение.
Но целенаправленно (с осознанной компетенцией) КОЛЛЕКТИВНОЕ обучение используется в очень не большом количестве школ.

Ага, вот упомянуты ещё две возможные разновидности «сотрудничества»:
--групповое обучение
--коллективное обучение
…указан намёк, что «коллективное обучение» есть более ценный вариант «сотрудничества».
Система образования - самая консервативная из всех организационных систем.
«Сотрудничество» в процессе реализации образования:
--между учениками
--между преподавателями и учениками
Не смотря на то, что уже давно существует теория и практика организации коллективного обучения (причем, показывающая отличные, даже выдающиеся результаты) попытки ее внедрения проваливаются. Потому, что могут внедряться и поддерживаться учителями, способными идти против течения...
«Сотрудничество» = «коллективному обучению» заявляется ка приоритетное.
Сегодня школа и вузы доживают свой век, но формат группового обучения продолжается и в онлайне (((
Тезис об отмирании школы и вуза является ложным/ лживым. Они не отмирают сами по себе. Школу и вуз целенаправленно уничтожают в соответствии с планами глобализации образования в единый коммерческий проект/ рынок в соответствии с российским подпроектом глобализации образования «Форсайт образования 2030». По мере поэтапного уничтожения школы и вуза планомерно внедряются онлайновые формы обучения.
Вот задача для НЛПера - моделировать стратегии учеников, которые успешно взаимно обучаются в формате коллективного обучения.
Вот, задача для моделиста человеческой активности: создавать модели ИНДИВИДУАЛЬНОГО обучения, которые незаметно вписываются в обязательное «коллективное обучение» таким образом, чтобы создавать для индивида максимальные возможности обучения и развития, и вместе с тем, позволяет ему с пользой для себя и коллектива успешно мимикрировать и действовать в указанный «коллективах».
Сотрудничество: сознательное/ подсознательное. Биокомпьютинг
Вот идея для проекта - Создание тренажеров для обучения стратегиям эффективной коммуникации: с целью развития навыков и свойств характера (привычек), позволяющих сотрудничать...
Первое ключевое слово здесь «сотрудничество».
Это Алексей Крол, по-моему перед ним стоит большая проблема - вся его идея организации всемирного дистанционного инкубатора может провалиться: она основана на том, что для развития идей и проектов нужно опираться на сотрудничество - уметь находить общий язык с людьми, вступать с ними в диалог для прояснения своих идей, и умения заинтересовывать других своим проектом...
Крол указал такие составляющие «сотрудничества»: общий язык, диалог, заинтересованность.
Ну, требуется в общем виде расписать более полно онтологию «сотрудничества». В частности, для метапрактика интересно:
--сотрудничество на уровне сознания и на уровне подсознания/ бессознательного
--«сотрудничество» для реализации биокомпьютинга
Этот пример как раз и подтверждает, с моей точки зрения, то, о чем я говорил
Половину подтверждает, половину опровергает :)
- "Которая/какая" - дает "мягкое"(по твоей классификации) метамоделировние
- "Кто/что" - эээ более "жесткий" вариант

Согласен.
И поэтому "который/какая" не является самый прямой/простой вопрос на РИ
https://metapractice.livejournal.com/568946.html?thread=14393970#t14393970

Приведи альтернативу.
Конечно, и оператору полезно делать/знать различения при таком выборе.
К различениям ещё варианты указать следует :)
1) Я хочу купить автомобиль?
- Какой?

Какой автомобиль ты хочешь купить, конкретно?
1.1) Я подумываю о средстве передвижения
- Каком?

О каком средстве передвижения вы подумываете, конкретно?
- О чем конкретно ты подумываешь?
Ну, я не согалсен с тем, что этот вопрос оправдан в рамках обсуждаемых алгоритмов метамоделирования. В метамоделировании "преемственность" фраз должна соблюдаться — вопрос оператора должен включать в себя по меньшей мере часть фразы субъекта. А в твоём варианте референт субъекта отвергается — меня бы, как субъекта, это просто сбивало с толку.
1.2) У меня есть хороший знакомый
- Какой?
- Кто?

О котором из ваших хороших знакомых идёт речь?
2) Я хочу купить оборудование?
- Какое?
- Что конкретно хочешь купить?

Что конкретно за оборудование?
Которое оборудование, конкретно?
3) У меня уже есть свобода
- Какая свобода?
- Что у тебя есть конкретно?

Как по мне, так оба вопроса разрывают непрерывность мысли/диалога.
У вас есть свобода от чего (/в чём), конкретно?
Т.е. вы свободны? В каком смысле (/как вы знаете, что) вы свободны?
Вопрос "Какой" это вопрос к "удаленному" элементу "такой/некоторое" (1.3)знакомый, (1.4) оборудование
Пример:
Я хочу взять - некоторое - оборудование для майнинга
Какое - это уточнение стертого неконкретного местоимения "некоторое"

Ну да, или "какое-то", "какое-либо", "кое-какое".
Строго говоря, можно прямо спросить: ты хочешь взять какое угодно оборудование для майнинга, или какое-то конкретное? Подобный вопрос является законным к любому не конкретному референту.
Что конкретно - это скорее уточнение самого референта для существительного "оборудование"
Ну а какой вопрос будет со словами "что конкретное"? Что конкретно за оборудование? Вот если бы не это "за", то можно было бы одназначно сделать выбор за "что" против "какое".
Есть ещё слово "который" — которое оборудование для майнинга, конкретно?
Может ли ответ на эти вопросы пересекаться - да, может. Опять же, задавая вопрос(тот или иной) оператор ожидает что получить в ответе и чем он будет удовлетворен - это уже его вотчина.
Я бы сказал — ответы на эти вопросы идут циклами. Левополушарным вариантом ответа будет указать предикат (условие, качество, характеристику и т.д.), на основе которого ведётся поиск ответа. Правополушарным — конкретное имя. Так что дело оператора, в таком случае, получается подталкивать субъекта к балансу циклов:
— слишком конкретного субъекта, который всё сводит к конкретным примерам, возвращать к определению того, по каким критериям эти примеры оказались включены как содержание ментальных процессов
— слишком абстрактного субъекта подталкивать к называнию конкретных примеров
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Вербальные эпизоды. Вербальное поведение дает множество примеров, относительно которых утверждается, что один человек оказывает на другого влияние, которое выходит за пределы физических наук. Слова якобы «символизируют» или «выражают» идеи или значения, которые затем «сообщаются» слушателю. Альтернативная формулировка потребовала бы здесь слишком много места , но один пример может продемонстрировать, как этот вид социального поведения может быть помещен в рамки естественных наук. Рассмотрим простой эпизод - А просит у В сигарету и получает ее. Для того, чтобы объяснить появление и сохранение такого поведения, нам следует показать, что А предоставляет адекватные стимулы и подкрепление для Б и наоборот. Реакция А «Дай мне сигарету» была бы совершенно неэффективной в полностью механическом окружении. Она была обусловлена вербальным сообществом, время от времени особым образом подкреплявшим ее. У А уже давно сформировалась дискриминация, благодаря которой реакция в отсутствие другого члена сообщества не производится.
Вероятно, у него сформировались и более тонкие дискриминации, под воздействием которых он более расположен реагировать, когда рядом находится человек, от которого легко получить желаемое. В либо в прошлом уже подкреплял эту реакцию, либо напоминает того, кто это делал. Первый акт обмена между этими людьми направлен от В к А: В служит дискриминативным стимулом, в присутствии которого А эмитирует вербальную реакцию. Второй акт обмена направлен от А к В: реакция создает звуковые стимулы, воздействующие на В. Если В уже расположен предоставить А сигарету, например, В «хочет угодить А» или «влюблен в А», звуковой паттерн становится дискриминативным стимулом для реакции передачи сигареты. В не предлагает сигареты без дискриминации, он ждет реакции А как события, при котором сигарета будет принята. То, примет ли А сигарету, зависит от состояния депривации, при котором принятие сигареты будет служить подкреплением. Это состояние также побуждает А эмитировать реакцию «Дай мне сигарету»; таким образом устанавливается контингенция, управляющая поведением В. Третий акт - это принятие сигареты, которую В отдает А. Это подкрепляет начальную реакцию А и позволяет нам полностью ее объяснить. Если В подкрепляется, лишь наблюдая эффект, который сигарета производит на А, поведение В мы также можем считать объясненным. Однако, такое взаимодействие имеет больше шансов сохраниться в качестве устойчивой части культуры, если
соответствующие моменты подкрепления подчеркнуть и сделать более заметными. Если А нс только принимает сигарету, но и говорит при этом «Спасибо», возникает четвертый акт: вербальный стимул служит условным подкреплением для В, и А продуцирует его именно по этой причине. В, в свою очередь, также может увеличить вероятность будущих «Спасибо» со стороны А, ответив «Не за что».
Когда поведение В, связанное с ответом на реакцию А, уже является сильным, мы можем назвать реакцию А «просьбой». Если же поведение В подразумевает иные условия, мы должны переклассифицировать реакцию А. Если «Дай мне сигарету» является не только благоприятной возможностью для особой реакции, но и условным аверсивным стимулом, прекратить воздействие которого В может, только подчинившись, реакция А должна быть названа «требованием». В этом случае поведение В подкрепляется снижением угрозы, связанной с требованием А, и «Спасибо» со стороны А эффективно главным образом как явный показатель того, что угроза миновала.
Даже такой краткий эпизод демонстрирует неожиданную сложность, но все четыре или пять актов взаимодействия между А и В могут быть описаны в физических терминах и едва ли могут быть проигнорированы, если нашей задачей является проведение серьезного анализа. То, что весь эпизод занимает всего несколько секунд, не освобождает нас от обязанности идентифицировать и рассмотреть все его составляющие.
Меня интересуют только прямые датчики пульса.
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Изменение стимула. Поскольку предшествующие техники действуют посредством физических средств или ограничений, они не основаны на поведенческом процессе. Однако они связаны с процессами, которые можно точнее проанализировать с точки зрения стимуляции. Помимо того, чтобы делать реакцию возможной или невозможной, мы можем создавать или устранять ее причины. Чтобы это сделать, мы манипулируем либо вызывающим, либо дискриминативным стимулом. Когда производитель лекарств снижает вероятность того, что таблетку с неприятным вкусом выплюнут, заключая ее в безвкусную капсулу или сладкую оболочку, он просто устраняет стимул, вызывающий нежелательные реакции. Та же процедура доступна и для контроля наших собственных рефлексов. Мы быстро проглатываем лекарство и запиваем его водой, чтобы ослабить сопоставимые стимулы.
Мы устраняем дискриминативные стимулы, когда уклоняемся от стимулов, которые индуцируют аверсивное действие. Мы можем специально отвернуться от обоев, которые вызывают компульсивное поведение, заключающееся в слежении за геометрическими узорами. Мы можем закрыть двери и задёрнуть шторы, чтобы устранить отвлекающие стимулы, или мы можем достигнуть того же результата, закрыв глаза или заткнув уши пальцами. Мы можем убрать коробку конфет подальше от глаз, чтобы избежать переедания. Эта разновидность самоконтроля описывается как «избегание соблазна», особенно тогда, когда аверсивные последствия организованы обществом. Это принцип «Изыди, Сатана!»
Мы также предъявляем стимулы, потому что они вызывают или делают более вероятными определенные реакции в нашем поведении. Мы избавляем себя от ядовитой или неусваиваемой пищи при помощи рвотного средства - вещества, которое производит стимулы, вызывающие рвоту. Мы содействуем стимуляции, когда носим очки или слуховые аппараты. Мы организуем дискриминагивный стимул, чтобы стимулировать собственное поведение в определенный день в будущем, когда вяжем узелок на память или делаем запись в ежедневнике, которые будут служить поводом к действию в соответствующее время. Иногда мы предъявляем стимулы, потому что результирующее поведение замещает поведение, которое нужно проконтролировать - мы «отвлекаем» себя так же, как мы отвлекаем других от ситуации, вызывающей нежелательное поведение. Мы усиливаем стимулы, создаваемые нашим собственным поведением, когда используем зеркало, чтобы сформировать хорошую осанку или отрепетировать сложное танцевальное движение, или когда смотрим видеозапись с нашим поведением, чтобы улучшить спортивные навыки, или когда слушаем аудиозапись собственной речи, чтобы улучшить произношение или манеру подачи материала.
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Возражение, направленное против принципа насыщения, предоставляет пример другого случая множественных эффектов. Представим, что мы подходим к ребенку, счастливо играющему с самим собой, и даем ему небольшую конфету. Мы можем наблюдать внезапное возникновение по-настоящему предосудительного поведения - просьб и выпрашивания другой конфеты, затем плача или даже истерики. Мы, по-видимому, увеличили его потребность в конфетах, хотя наше определение насыщения предполагает, что мы уменьшили ее, по крайней мере, хотя бы чуть-чуть. Объяснение состоит в том, что леденец имел и другой эффект. Вид и вкус конфеты являются дискриминативными стимулами, при которых поведение выпрашивания или получения конфеты часто оказывается эффективно. Не существует более благоприятной возможности для подкрепления такого поведения, чем непосредственное наличие конфеты. Давая ребенку небольшую конфету, мы порождаем обычную ситуацию, при которой сильное поведение, находящееся под контролем «конфетной депривации», обычно является эффективным и от этого сильным. С точки зрения депривации, мы не сделали ребенка сколько-нибудь более голодным. С некоторой историей депривации, поведение выпрашивания конфеты имеет два уровня силы, находясь под контролем двух стимулов. В нашем эксперименте мы переключаемся со стимула, контролирующего низкий уровень поведения, на тот, что контролирует высокий уровень. Поэтому мы сталкиваемся с другим результатом. Небольшая конфета, как дискриминативный стимул, вызывает поведение, которое обычно подкрепляется, но мы создали условия, в которых дальнейшего подкрепления не будет. Ребенок не просто просит конфету, он просит ее безуспешно. Эго - условие для эмоциональной реакции «фрустрации», при которой ребенок начинает плакать или даже начинает истерику (глава X). Очевидно, что ребенок был свободен от этих состояний до того, как увидел конфету, но это не означает, что он не был голоден. Если бы мы определяли голод в терминах силы поведения безотносительно к наличию или отсутствию дискриминативных стимулов, мы бы были вынуждены согласиться, что небольшой объем пищи усиливает его. Но этот случай не представляет собой исключения из наших текущих формулировок.
Мы может разделить дискриминативные и насыщающие эффекты конфеты несколькими способами. Например, режим, при котором ребенок никогда не получает больше одной конфеты за раз, в конечном итоге приведет к угасанию поведения выпрашивания добавки. В результате, условия, ответственные за плач или истерику, возникать не будут. Одна конфета не будет вызывать беспокоящие эффекты, описанные в этом примере, и станет возможным продемонстрировать и небольшую меру насыщения.
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

АБСТРАКЦИЯ
Поведение может быть поставлено под контроль единственного свойства или особой комбинации свойств стимула, будучи при этом освобожденным от контроля всех остальных свойств. Характерный результат этого известен как абстракция. Ее взаимосвязь с дискриминацией может быть показана на основе примера. Подкрепляя реакции на круглое красное пятно и угашая реакции на круглые пятна всех остальных цветов, мы можем дать этому красному пятну эксклюзивный контроль над поведением. Это дискриминация. Поскольку пятна других цветов, по-видимому, не оказывают никакого влияния, может показаться, что и другие параметры, которыми они обладают, например, размер, форма и положение, не имеют значения. Однако это не до конца верно, поскольку вероятность того, что реакцию вызовет красный объект другой формы и размера, несколько ниже. Другими словами, мы поставили реакцию под контроль всех круглых красных пятен, а не только лишь «свойства быть красным». Для того чтобы добиться последнего, необходимо подкреплять реакцию на множество красных объектов, сильно различающихся в остальных своих свойствах. В итоге, организм будет реагировать только на свойство быть красным. Это можно проиллюстрировать речевым стимулом - словом «красный». Тем не менее, нам нужно помнить, что совершенно абстрактная реакция, по всей видимости, не достигается никогда. Стимулы, обладающие необходимым свойством, но резко отличающиеся в других отношениях, могут и не вызвать реакции. Стимулы без нужного свойства, но напоминающие некоторые прошлые случаи предъявления стимула с этим свойством, могут обладать некоторым контролем.

Дочитали до конца.